Мнение: возвращение Хекматъяра отразится не столько на мирном процессе, сколько на внутриполитической жизни

Предстоящее в скором времени возвращение в Афганистан лидера Исламской партии Афганистана (ИПА) Гульбеддина Хекматъяра, скорее всего, не сильно скажется на мирном процессе. Но зато оно может отразиться на внутриполитической жизни страны. Агентство «Фарс» излагает содержание публикации «Associated Рress».

Единственный представитель оппозиции, подписавший мирный договор с правительством Афганистана, в течение ближайших недель вернется в страну. Во всяком случае, так уверяют в его партии. Этот шаг может сотрясти до основания всю афганскую политическую систему и существенно осложнить более широкую борьбу с талибами.

Гульбеддин Хекматъяр, бывший полевой командир, воевавший с американскими войсками после вторжения в 2001 году и вступавший в жесткое противостояние с другими афганскими военно-политическими объединениями, в прошлом году согласился сложить оружие. Руководитель переговорной делегации Амин Карим ранее на этой неделе сказал «The Associated Press», что он вернется в столицу «в течение недель, а не месяцев».

Гульбеддин Хекматъяр рассматривается как потенциальный соперник президенту Ашрафу Гани и главе исполнительной власти Абдулле Абдулле, которые правили страной с 2014 года, с момента проведения президентских выборов, результаты которых они оба оспорили, и после заключения при посредничестве США хрупкого соглашения о разделе власти. Его возвращение может добавить политической неопределенности в то самое время, когда правительство пытается противостоять талибам, наступающим на нескольких фронтах.

Бывший полевой командир воевал с советскими войсками в 1980-е годы и впоследствии принимал участие в гражданской войне, которая вспыхнула после их ухода. 3атем ему пришлось воевать с так называемым Северным альянсом, в которой одну из заметных ролей играл Абдулла Абдулла. Его выгнали из Кабула, когда там захватили власть талибы в 1996 году. Впоследствии, после американского вторжения, он вновь вернулся к активной деятельности, пообещав сопротивление иностранной «оккупации».

Подчиненные ему вооруженные отряды находятся главным образом в двух провинциях. В последние годы они провели несколько операций. Как предполагается, сам он скрывается где-то в Кунаре на востоке, где он пользуется народной поддержкой, и иногда ездит в Пакистан.

В прошлом году он стал единственным лидером оппозиции, подписавшим мирный договор с афганским правительством, в котором многие видели образец для дальнейшего примирения с талибами. Но самому Гульбеддину Хекматъяру еще только предстоит выступить на политическую арену.

Исламская партия Афганистана хочет, чтобы его имя было исключено из составленных ООН и США списков разыскиваемых террористов. Карим отказался говорить, вернется ли Хекматъяр в Афганистан до исключения его имени из этих списков. При этом нет никаких признаков того, что ООН или США рассматривают возможность его исключения. И Канада, и США считают ИПА террористической группировкой.

Хекматъяр, как и Ашраф Гани – пуштун по национальности, представитель национального большинства Афганистана. Возрожденная ИПА может стать влиятельным игроком на афганской политической арене ко времени проведения выборов в 2019 году, считает вице-президент программы Азии Института мира США Эндрю Вилдер.

«Возвращение Хекматъяра в Кабул, конечно, будет иметь большое значение, - говорит он, - но значение его возвращения, если это произойдет, будет по большей части состоять в том, что на политическую арену возвращается влиятельная политическая фигура, которая ранее была исключена из политического процесса. К продвижению мирного процесса все это будет иметь отношения уже гораздо меньше».

Перспектива его возвращения уже заставила раздробленное Исламское общество Афганистана Абдуллы Абдуллы попытаться сплотить ряды, сказал Вилдер в интервью по электронной почте. Абдулла Абдулла и Ашраф Гани – тоже политические соперники, которые три года назад, после весьма непростых президентских выборов обменивались обвинениями в мошенничестве и фальсификациях.

Никто не ждет, что возвращение Хекматъяра положит конец продолжающейся уже 15 лет войне с талибами, которые контролируют значительную часть сельской местности на юге и на востоке, и управляют восемью уездами. Борьба за власть между троицей Ашраф Гани, Абдулла Абдулла и Хекматъяр – может еще больше углубить раскол в правительстве в критическое время.

«Талибы сейчас на коне, активно действуют на поле боя и забирают новые территории, а ИПА – это только тень от самое себя, и она не слишком активна», - сказал Майкл Кугельман, заместитель директора программ Южной Азии Центра Вудро Вильсона в Вашингтоне. «Я просто не думаю, что талибы будут обращать большое внимание на Хекматъяра и его мирный договор с талибами».

Карим, который вел переговоры о мире, живет за двумя кордонами охраны на хорошо охраняемой вилле в Кабуле. Он обвинил неких политических соперников в Афганистане, а также страны региона, в попытках саботировать возвращение Хекматъяра, сказав, что несколько командиров ИПА, которые вернулись в Кабул, были арестованы.

Правительство же говорит, что сохраняет приверженность мирному договору, а возвращение Хекматъяра, по словам спикера правительства Мухаммада Харуна Чахансури, будет «позитивным шагом».

01.02.2017